Пророчество Одиара. Рецензия на фильм «Дипан»



Пророчество Одиара. Рецензия на фильм «Дипан»

Вокруг «Дипана» поднялся немалый шум — мнения критиков почти полярно разделились.Причиной споров в основном становилась «Золотая пальмовая ветвь», которую лента получила от братьев Коэн, возглавляли жюри прошлогоднего Каннского фестиваля. Возмущенная часть лагеря кинокритиков обвиняла «Дипана» в тенденциозности и подчеркнутой социальности — по их мнению, эти качества перевесили над художественной ценностью фильма. Однако сторонники Коэнов хорошо помнят: если «срежиссирован» знаменитыми братьями финал не удовлетворяет ожидания, то стоит присмотреться к нему внимательнее, и не важно: речь идет об их картину ли о целом фестиваль. Поэтому, если не спешить с навешиванием ярлыка «социального кино», «Дипан» продемонстрирует, что на самом деле обращается к целой палитры универсальных тем.

Член сепаратистской группировки «Тигров освобождения Тамил-Илама» после окончательного поражения от правительственных войск Шри-Ланки получает новое имя, семью, а следовательно — и новую жизнь во Франции. Теперь его будут звать Дипан, а работать он дворником и почтальоном одновременно в мигрантских пригороде Парижа. Тамильцев придется пройти адаптационный период на новой почве, который окажется территорией раздора и перманентной гражданской войны. Ее участники лишены идеологической мотивации. Они одержимы лишь разделением властей и самоутверждением в этих каменных джунглях.

Пророчество Одиара. Рецензия на фильм «Дипан»

Среда не столько враждебно к самому Дипана (который все же получает определенную долю признания от местных за добросовестный труд), сколько угрожающее идиллической картины его новой жизни. Оно то и дело обращает Дипана к прошлому, где он не смог уберечь женщину и детей от ужасов войны. Подсознательное все больше и больше всплывает на поверхность и стремится утолить боль неполноценности героя, завершить гештальт, исправить то, что уже произошло.Возможно, в этой особенности человеческой природы и кроется ответ на вопрос, почему история повторяется дважды: как трагедия и как фарс. Память не может оставить Недоигранный сценариев, она толкает наше естество к повторению событий, последствия которых нас мучают.Именно так мы стараемся переиграть проигранную спор: подбирая постфактум аргумент или просто точную реплику, которая изменила ситуацию в нашу пользу по крайней мере в воображении.

Интересно:   Трансформеры: Последний рыцарь - Трансформеры 6, 7 и 8 дата выхода

Именно поэтому эпизод, в котором отчаявшийся Дипан разделяет пополам территорию, заявляя, что на его половине стрелять нельзя, есть комическим, но вполне естественным.Это сила иррациональной страсти человека к воспроизводству травматического события, чтобы преодолеть ее целиком. Среда не хочет подчиняться трудолюбивому тамилов, даже новая семья напоминает о своей нереальность, выражая нежелание стать заменителем потерянной.

Одиар не изменяет своему кинопочерк: его герой, достигая катарсиса, находит свою идиллию — это правило драматургии фильмов режиссера. И средства, которые выбирает Дипан, подчеркивают метафоричность высказывания. Одиар-сын следует Одиара-отца ( известного французского режиссера Мишеля Одиара — ред.) : Прокладывая путь киносценариста, перерастает в самодостаточного постановщика. Кто, как не он, понимает инертность человеческой природы, вес прошлого, наследство, которое мы получаем от него, силу памяти, особенно бессознательной. И кто, ​​как не Одиар, автор «Иржи и кости» и «Пророка», осознает, чего стоит перерасти это сделать шаг вперед, повернуть ход событий, достичь вожделенного состояния.

Пророчество Одиара. Рецензия на фильм «Дипан»

Дипан не ограничивается набором атрибутов мигранта. Он человек, который попал в номинально новой реальности, с желанием избавиться от призраков прошлого. Но у него не остается другого выбора, кроме как материализовать их, чтобы принять реальный вызов, потому что пространство человеческого разума слишком эфемерный для масштабных сражений. И в этом Дипан идет дальше, чем герой «Пророка» Малика, который сосуществует с призраком убитого араба, и не в состоянии избавиться инертности. Он лишь повторяет путь своего наставника и мучителя — корсиканского мафиози, сбрасывая того с трона.

Не намекает этим Одиар, что настоящая проблема Европы — это устройство внутренних замкнутых социальных групп, которые сохраняют архаические варварские ценности? Ведь его герой — человек адаптивная. Он готов противостоять установившемуся порядку вещей, утверждая фигуру мигранта катализатором дальнейшего европейского развития.

Перевод. Источник: moviegram. Автор иллюстрации: Ольга Куровец



(2 оценок, среднее: 5,00 из 5)



НАЖМИТЕ ТУТ И ОТКРОЙТЕ КОММЕНТАРИИ