«Зверополис». Хищная идеология травоядных (рецензия)



«Зверополис». Хищная идеология травоядных (рецензия)

Прослеживается интересная тенденция: вот уже несколько лет подряд почти каждый мультфильм от Disney становится настоящим зрительским хитом... и чуть ли не каждый является настоящей идеологической бомбой.

Осторожно: возможно спойлеры!

Некоторое время назад Disney не на шутку захватили феминистские тенденции. Самыми яркими примерами стали «Малефисента» и «Холодное сердце» — вспомните, все мужские образы там, в лучшем случае, беспомощны. Кристоф зря гнать своего оленя Свена на помощь Анне, и ворон Диаваль только бессильно вздыхает, глядя, как Малефисента спокойно решает свои проблемы, возникшие, кстати, из-за мужского коварства.

Негативных женских образов в обеих картинах нет (заметим, что даже самые шовинистическое мужское кино в большинстве случаев все же придерживается гендерной пропорциональности по обе стороны баррикад), поэтому пол антагонистов нетрудно будет угадать.

Однако это не слишком бросается в глаза, ведь сказки — идеальный жанр для того, чтобы надежно скрыть солидный пласт идеологии. Идеальнее, даже чем фильмы о супергероях, где эта идеология славненько пасется себе почти со времен «Золотого Века» комиксов.

Теперь, кажется, тренд переходит к расовой толерантности, о которой успели вхолостую наговориться еще после выхода «Принцессы и лягушки». Первая афроамериканская принцесса Disney фактически повторяет классическую историю Золушки и немножко — Белль, из «Красавицы и чудовища». Национальный колорит в этом случае приобретает те же очертания, что и у Покахонтас и Мулан. Формула остается неизменной: характерная внешность плюс поверхностная репрезентация аутентичной культуры, и все — еще один кусочек мирового разнообразия интегрирован в мульт-вселенной.

«Зверополис». Хищная идеология травоядных (рецензия)

Куда изящнее действует «Зверополис». Локализация названия в который раз сыграла злую шутку со зрителями, и на этот раз я готов поверить, что с искренними намерениями. В оригинале мультик называется «Zootopia», первый слог этого названия, очевидно, должен звучать как «зу», что в нашем языке не имеет необходимой (и весьма очевидной) коннотации. Поэтому, чтобы сохранить оригинальное значение, которое намекает на безопасное и контролируемое путешествие-развлечение в животный мир, «Зутопия» превращается в «Зверополис» («Город зверей»). Но в мире интертекста такое переименование породило злого брата-близнеца, ведь оригинал явно обещает «утопию», а вот локализация отсылает... прямо к «Метрополису». Просто вспомните, что происходило в этом городе, построений Фрицем Лангом...

Эта ситуация, конечно, куда ближе к лагерю интеллектуальных шуток, чем к полю серьезных проблем. Однако небольшая тень, которую бросают этакие воровские корни названия, образует интересный контраст со скрытым подтекстом. Итак, как мы знаем из мультфильма, население Зверополиса составляет 90% травоядных и всего 10% хищников. Разделение антропоморфных животных на расы вроде тоже не проигнорировано — взять хотя бы певицу Газель, которая позаимствовала пластика и голос у латиноамериканки Шакиры. И все это остается где-то на заднем плане, создавая поверхностное впечатление культурного разнообразия, уже упоминавшегося в предыдущих абзацах.

«Зверополис». Хищная идеология травоядных (рецензия)

«Зверополис» мастерски манипулирует лояльностью зрителя (не на пустом месте — по обаянию он не уступает «Головоломке», а это немалого стоит), и его совсем не хочется обвинять в фальши.

Поэтому будем считать несложные претензии на гармоничную мультикультурность фоном первого уровня — но их еще несколько. Скажем, большую роль в профессиональной деятельности здесь играют личные связи, и пользуются не только коррупционеры с проходимцами, но и няша Джуди, завуалировано поощряющая всех, кому заблагорассудится, с ней (протагонисткой!) идентифицироваться.

Интересно:   Трейлер фильма «Эверест» появился в сети

Но самое интересное кроется в соотношении хищных животных с потенциальными жертвами, которое, собственно, и вызывает конфликт, своими масштабами легко затмевающий детективную коллизию. Травоядные составляют абсолютное большинство населения Зверополиса, которое начинает относиться к зубастой диаспоры с недоверием и страхом, из-за их кровожадной репутации - даже в таком сверхцивилизованому месте она время от времени всплывает на поверхность. Но, подождите, причиной этого стали реальные нападения...

Описанная ситуация очень напоминает проблемы стран, где численность белого населения еще преобладает, но мусульманские или африканские национальные меньшинства постоянно растут и чувствуют себя там более чем уверенно. Вспомним хотя бы нынешний мигрантский кризис Европы и досадные инциденты, скажем, в Германии, которые нередко причисляются к прямым последствиям этого кризиса.

Прибегнув к такому сравнению, недостойные цветы, сводящие хищников с ума, лучше считать традиционным для сказок злым артефактом, темным deux ex machina, на котором лежит вся вина. Иначе можно дойти до уже совсем нетолерантных параллелей — скажем, религиозных. Фишка в том, что идеология «Зверополиса» идет еще дальше и полностью легитимизирует такое оправдание, пропагандируя презумпцию невиновности и уравнивая права: мол, кролики от тех растений также сходят с ума. Чем не метафора религиозного фанатизма?

«Зверополис». Хищная идеология травоядных (рецензия)

P.S. Я пытался придерживаться нейтральности, но на всякий случай все же обращусь к полузапретному приема послесловия, чтобы верно расставить акценты своего текста. Все вышесказанное не делает «Зверополис» менее милым и увлекательным. Конечно, это не затрагивает и преимуществ дубляжа, который хочется отметить отдельно (например, «украинский» заместитель мэра Вивцянка в российском варианте называется «Барашкис». Просто сравните). Но стоит все же помнить: идеологические основы детского и подросткового кино формируют вполне взрослые люди, поэтому всегда лучше знать, что именно ты ешь. Особенно, когда блюдо такое вкусное, что готов забыть обо всем на свете.

Текст: Лукьян Галкин. Иллюстрация: Стаска Падалка

источник

А в это время...

«Зверополис» стал самым кассовым мультфильмом в Китае

«Зверополис». Хищная идеология травоядных (рецензия)

Полнометражный мультфильм студии Disney «Зверополис» стал самой кассовой анимационной картиной в истории Китая, сообщает The Hollywood Reporter.

По данным на 20 марта, лента собрала в китайском прокате более 174 миллиона долларов и продолжает с успехом идти в кинотеатрах страны. Предыдущий рекорд принадлежал фильму «Кунг-фу Панда 3» с итоговыми сборами 152 миллиона долларов. Общемировой доход «Зверополиса», по сообщению KinoNews, превысил 600 миллионов долларов.

В России фильм также установил рекорд проката среди анимационных лент, заработав за первую неделю показов 535,25 миллиона рублей. Картина превзошла достижение предыдущего рекордсмена — мультфильма «Головоломка», сборы которого за первые семь дней проката составили 364,4 миллиона рублей.

Действие мультфильма происходит в Зверополисе — большом городе, населенном животными. Главная героиня — крольчиха Джуди Хопс, офицер полиции, на примере которой создатели анимационной картины раскрывают проблемы гендерной адаптации представительниц женского пола, не обладающих выдающимися физическими данными.



В продолжение темы:

(5 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Похожие записи